Александр Булавин, Ready for Sky: «В отличие от смарт-чайников, умный учет - скучная, противная и глупая история»

09.01.2018 > 15:47
Александр Булавин Александр Булавин
Технический директор компании Ready for Sky
В 2018 году разработчик смарт-функций бытовой техники Redmond - компания Ready for Sky - намеревается открыть свою платформу для других производителей домашних устройств, прежде всего на рынке Китая. В дальнейших планах - США и Европа. Технический директор компании Ready for Sky Александр Булавин рассказал «ПРО IoT» о том, почему верит в умные чайники и не верит - в умные счетчики, о своей стратегии в разработке голосового интерфейса и особом русском пути к умному дому.
Ready for Sky - подрядчик по разработке известного российского бренда домашней техники Redmond. В каких вы отношениях с этой компанией, аффилированы ли вы с ними?

Александр Булавин: Юридически мы с Redmond в отношениях исполнителя и заказчика. Мы - отдельная компания, совершенно отдельное юридическое лицо, у которого один из любимых заказчиков - Redmond. Всем можно только пожелать таких заказчиков. Redmond не заказывает товар, а заказывает направление. Когда мы спрашиваем: «Что вы хотите видеть в этом направлении?», они обозначают свое некое видение, а потом добавляют - «Хотим видеть все!». Redmond верит в то, что Интернет вещей и вся бытовая техника в скором времени станут умными, и поэтому у них нет сомнений, что надо двигаться именно туда. У них нет сомнений из серии «а давайте потихоньку пробовать». Они говорят: «Нам нужно пять товаров вот этого ассортимента, десять - этого и по одному - этого», понимая, как они будут это продавать. И делают это совершенно великолепно. 
Расскажите подробнее о вашей роли подрядчика. Вы разрабатываете только часть продукта, связанную с его смарт-функциями, или выходите за эти рамки?  

Александр Булавин: От прибора к прибору глубина нашего участия может быть совершенно различной. Например, смарт-розетку мы разрабатывали на 100%, это полностью наша конструкция и документация. Выключатель тоже полностью разрабатывали мы - наш корпус, дизайн, рекомендации по пластмассе. Что касается более крупных изделий - чайников, мультиварок и т.д., то в силу того, что затраты на создание пресс-форм и штамповочных форм достаточно высоки, они не всегда они целесообразны для относительно небольшого российского рынка. Не всегда оправдано делать свое проприетарное решение на весь мир. Но у нас есть и такие примеры. По большей части бытовой техники - чайники, мультиварки - мы работаем в кооперации с производителями. Мы берем базовую модель и перерабатываем ее, вплоть до того, что меняем термодатчики, контактную группу, ставим свою плату. Во всех наших девайсах все печатные платы разработаны нами. Все алгоритмы также разработаны нами. Бывает ситуация конструктора - мы берем полуготовое корпусное или дизайнерское решение. Бывает, что на фабрике говорят: «У нас есть прототип, сделанный на 3D-принтере. Посмотрите, сможете ли вы с ним работать». Мы смотрим и говорим: «Сюда можем поставить плату, сюда - нет, потому что температура высокая. Измените здесь так, здесь - так, тогда сможем работать».

Можно ли решение Ready for Sky назвать платформой для смарт-устройств?

Александр Булавин: Мы для себя ее так и позиционируем. В 2018 году мы откроем свои решения для того, чтобы любой другой производитель, бренд и OEM-фабрика могли их использовать. 
         
Не получится ли так, что вы будете предлагать разработки, сделанные для Redmond, которые они уже считают своими?

Александр Булавин: Мы эти отношения с ними урегулируем. Они очень динамичные и продвинутые люди. Когда мы с ними заговорили о том, что надо открывать платформу, они сказали: «Да, но как мы это сделаем? У нас же возникнет конфликт интересов». Мы ответили: «Давайте договариваться. Мы с вами определяем, что конкретные модели открываем для конкретных рынков». Мы не говорим о том, чтобы сделать все модели доступными для всех рынков. 

Поясните, о каких рынках идет речь?

Александр Булавин: Мы говорим о Китае. Мы решаем массу вопросов с нашими китайскими партнерами - в чем-то они для нас подрядчики, в чем-то - заказчики, то есть у них двойная роль. И они говорят: «У вас уже разработана масса хороших устройств. На китайском рынке этого нет. Давайте выведем их на этот рынок». 

У вас на визитке указан адрес компании в Сингапуре. Живете вы в Санкт-Петербурге. Где находятся разработчики и где физически базируется компания? 

Александр Булавин: Жизнь устроена не так, как мы привыкли видеть с российским менталитетом: завод - Урале, шахта - в Кемерово. Все устроено не так!

Объясните, как.

Александр Булавин: Ситуация более сложная. У нас есть головное предприятие, центральный офис, который нас финансирует и ведет все нашу деятельность. Он находится в Сингапуре. В России у нас зарегистрировано предприятие, чтобы вести часть инженерных работ. Инженерное подразделение и находится в Санкт-Петербурге. У нас есть партнеры, фактически, это наши инженеры, удаленно работающие в Китае. Они делают инспекцию заводов, проверяют компоненты. 
 
Предполагается ли привлекать разработчиков в Европе, США? 

Александр Булавин: При расширении нашей деятельности это будет абсолютно необходимо. Рынок каждой страны специфичен, а рынок США, я бы сказал, очень специфичен. Без учета ментальности Северной Америки выводить товар, который у нас есть здесь - безумие. Поэтому у нас будут кадры там. Мы уже вели переговоры, у нас есть партнеры, которые готовы в этом поучавствовать. Но мы сейчас немного не готовы, перегружены рынками России и Китая. Но некоторые модели для американского рынка под брендом Redmond мы уже сделали. 
 
То есть платформу Ready for Sky уже нельзя называть российской?

Александр Булавин: Сложно ее таковой назвать, потому что мы с самого начала разрабатывали ее на английской локали, росийская локаль - вторичная. На этапе разработки и тестирования у нас все интерфейсы - англоязычные. Потом мы их переводим на русский язык, на немецкий и т.д.

Как вы видите развитие рынка умного дома в России - через отдельные смарт-устройства, которые позже будут подключаться к единой домашней сети, или все-таки через подключение умных счетчиков, экономию энергоресурсов, в том числе за счет регулирующего воздействия государства? 

Александр Булавин: Все, что касается smart measurement (умный учет - прим. «ПРО IoT») - это скучная, противная, глупая и неинтересная история. 

Но она денежная...

Александр Булавин: Ничего подобного! Она не денежная, она просто находится в другом измерении - в поле интересов управляющих компаний, а пользователей - лишь в той или иной степени, потому что пользователю и так несложно посмотреть показания. Эта история недрайвовая, она не генерирует трафик, она не дает то, что нужно нам - чтобы пользователю было удобно и интересно пользоваться приложением. Она не цепляет, это просто электронный журнал моего потребления ресурсов. 
Но разработчики на Западе так не считают. Они постоянно добавляют смарт-функции к приборам энергопотребления и потребитель вроде бы счастлив: «Alexa, сделай теммпературу в спальне в 20 градусов!». Это же фан...

Александр Булавин: Так и есть. Но сделать температуру в 20 градусов можно на аппаратном уровне уже сегодня и без всяких голосовых команд. Мы же говорили изначально не об умном термостате, а об умных счетчиках, приборах учета. С моей точки зрения, это приницпиально разные области. Будет ли это термостат, или любой иной прибор - в него можно ввести игровую или интерактивную составляющую. А приборы учета, которые всего лишь фиксируют данные о моем потреблении - совсем другое. Их разработчики не ориентированы на конечного пользователя, они нацелены на сервисные компании, провайдеров, кого угодно, только не на конечных клиентов. Мы - наоборот. Мы думаем о предоставлении драйва, интереса, удобства именно конечным клиентам. 
Развитие будет идти примерно так. Мы уже работаем на верхнем уровне - на уровне сценариев, протоколов, интеграции, чтобы прибор работал с прибором, с участием или без участия человека, через голосовой интерфейс, с настройками, зависящими от времени суток или сезона. Но этого еще не видно, первые результаты получим в 2018 году. 

Хотите ли вы, чтобы вендоры, которые будут использовать вашу платформу, добавляли к ней все новые устройства - камеры, термостаты, умные розетки, освещение и т.д.?

Александр Булавин: Для того мы и открываем плафторму, чтобы все производители могли взять наши референсы и у них все гарантированно работало. Ведь мы-то сделали и наши заказчики продали не один десяток и даже не одну сотню тысяч таких приборов. В следующем году будет точно продано больше миллиона приборов с нашей платформой, а целевой таргет у нас - несколько десятков миллионов. Тогда эта история начнет саморазвиваться, сам рынок начнет нам указывать, какие сервисы добавлять, какие нужны новые устройства, с какими функциями. В этом наш драйв! У этой истории есть конкрентая дата старта - 12 мая 2014 года, но нет конца.

Знаю, что у вас не просто скептическое, а даже отрицательное отношение к эпидемии голосовых помощников. Почему?
Александр Булавин: Мы посещаем большое количество выставок, в последнее время были на самой гигантской выставке в мире - Кантонской. Там была отчетливо видна повальная интерграция с Alexa (голосовой контроллер Amazon, примененный, в частности в смарт-колонке Echo - прим. «ПРО IoT»). Но никто из разработчиков этих решений не мог внятно сказать, почему и как это должно работать. Когда мы говорили с производителями конечных устройств, то услышали, что конечному клиенту это не нужно и не интересно. Более того, он этого боится. Не берусь сказать, что мир именно таков, но это наше конкретное впечатление. Почему же это развивается так и не иначе? Потому что Amazon и Google вкладывают гигантские деньги даже не столько в популяризацию своих девайсов, сколько в развитие вторчных сервисов. То есть они помогают построить и развить бизнес своим инфраструктурным партнерам. Они драйверы рынка, потому он в этом направлении и движется. Мы попробовали с этим поработать и нас это не устроило. Как это выглядит на практике?  Расскажу про Alexa, потому что с Google Assistant мы не так много работали. Во-первых, нужно «разбудить» Alexa. Она говорит только по-английски. «Alexa, спроси Redmond», - невозможно так говорить и пользоваться, потому что нет сегодня у голосового интерфейса нормального, нативного, привычного пользователю языка. Синтетический язык, да еще и команды не распознаются должным образом. Ну не будет нормальный пользователь с этим мириться! Через некоторое время, скорее всего, все будет более естественным, нативным. Но мы пойдем другим путем. Будем создавать конструкции команд, привычные пользователю - «Чайник, включись», «Хорошо бы чайку», «Завари чай». 

Но в России «Яндекс» массу денег потратил на создание своего голосового помощника, и там еще развиваться и развиваться. А вы хотите сделать собственную голосовую систему...

Александр Булавин: Когда мы делали свои первые устройства, нас болтало из стороны в сторону, мы проходили длинный путь, не очень-то понимая, что должно быть в конце. Но все следующие устройства мы делали все быстрее и быстрее, функции становились все интереснее. Сейчас мы видим неудачный опыт и стараемся его избежать. Мы хотим предложить пользователю голосовой интерфейс, в котором он будет уверен: это локальное решение на своем маленьком голосовом интерфейсе, которое будет работать на «Линуксе» без выхода в Интернет в конкретной квартире. 

Как можно развивать голосовой помощник без облачной архитектуры, без постоянного добавления новых сервисов?

Александр Булавин: В этом наше корневое отличие от того, что предлагают наши коллеги. Они хотят предложить голосового ассистента «про все». А мы этого не хотим делать! Мы хотим предложить голосового ассистента, чтобы управлять умной техникой. У него круг задач весьма ограничен, и его интеллекта будет достаточно, чтобы не лезть в Интернет. Что касается перепрошивки, то этого никто не отменял. Это не будет закрытой системой. Мы говорим лишь о том, что наши «большие братья» смешали все в одну кучу - сделали универсальное устройство, которое не дотягивается до простых и понятных функций, нужных для управления умным домом, но в то же время дает возможность посмотреть погоду в Интернете или прочитать статью в Википедии. Мы не планируем туда идти. 

Что вы думаете о концепции превращения телеприставки в хаб умного дома? Эту концепцию развивает крупнейший российский производитель телеприставок - GS Group. 

Александр Булавин: Мы стараемся с ними договориться [об условиях партнерства].

Нужна вообще концепция умного дома российскому населению? Сплошь и рядом приходится слышать даже от специалистов в сфере Интернета вещей: «Я не понимаю, зачем это нужно в моей квартире». Что уж говорить об обычных людях... В то же время американцы и европейцы голосуют за домашние смарт-технологии долларом и евро. Может, мы на самом деле особенные?

Александр Булавин: Думаю, что ситуация немного другая. Мы разработчики, а в маркетинге конечных устройств понимаем чуть меньше. Но те данные, которые нам сообщают наши заказчики, говорят о том, что Китай, Россия и Белоруссия являются наиболее «смартизованными» странами на душу населения. А США и Европа немного отстают. Мы несправеделиво оцениваем то, что есть на самом деле. Представителям одной из компаний я однажды сказал: «Я вижу ваши стенды на IFA, CES, в Кантоне, Гонконге, везде. Такое впечатление, что ваш товар вам приходится навязывать пользователю. Вам нужно убедить его, что у него должна быть повышенная безопасность. Я 30 лет жил без датчиков протечки, открывания, безопасности и еще столько же проживу. А для того, чтобы я купил все это, меня надо сильно мотивировать. Такое решение может принять очень молодой человек, гаджетоман, а человека постарше очень сложно побудить сделать покупку». Они согласились! А чайник, устройство для готовки, лампочки - вещи, которые можно наделить характером. Чайник светится по-разному, на него игрушки заведены, он рецепты предлагает. Совсем другое взаимодействие! А как ты поговоришь с датчиком? Глупое устройство! У нас система полностью интегрированная, у нас датчик открывания может быть сопряжен с обогревателем, увлажнителем, тем же чайником - чем угодно. У нас даже на уровне терминов - есть командные, исполнительные и гибридные устройства. Так вот, возвращаясь к умному дому. Классический умный дом, возможно, российскому потребителю не очень понятен. Его сначала не было, потом он был очень дорогой. У меня его нет и не надо. А если посмотреть на эту историю под другим ракурсом и сформировать иное пользовательское поведение, дать совсем другой уровень востребованности устройств, то они будут востребованы и мои заказчики будут с такими устройствами преуспевать.
 
Все Интервью

Комментарии
Авторизоваться