RD
 

Александр Смоленский, «Цифра»: «Единая платформа для IIoT в качестве общепринятого стандарта вряд ли реализуема в ближайшее время»

27.04.2018 > 11:04
Александр Смоленский Александр Смоленский
Директор по развитию бизнеса компании «Цифра»
Компания «Цифра», созданная холдингом «Ренова» более полугода назад, за короткий срок успела занять видное место среди отечественных поставщиков технологий для промышленного Интернета вещей. Разработчик активно инвестирует в продукты сторонних производителей, работает над своими решениями и открывает офисы в других странах. О спросе на IIoT-технологии в России и перспективах этого рынка портал PRO IoT поговорил с директором по развитию бизнеса компании «Цифра» Александром Смоленским.
Расскажите, какие направления работы сейчас приоритетны для «Цифры»?
Нужно начать с того, что, создавая компанию «Цифра», мы изначально планировали заниматься цифровизацией промышленного сектора. В процессе работы стало понятно, что рынок огромный и спрос довольно большой и в энергетике, транспортном секторе, пищевой промышленности, поэтому было принято решение начать работу и в этих направлениях не только на российском, но и на международном рынках. Сейчас в компании три основных направления: промышленный Интернет вещей, искусственный интеллект и цифровая медицина. При этом «Цифра» занимается не только разработкой и продажей, но инвестициями в различные команды и компании. На данный момент в офисах компании работает 120 человек, из которых разработкой новых продуктов занимается большая часть.
Насколько я знаю, у «Цифры» есть инвестиционный фонд и 50% проектов компании финансируется с его помощью...
Мы это называем скорее инвестиционной программой, в рамках которой мы решаем, какие технологии легче приобрести с командой на открытом рынке, а какие разумнее разработать самим. Сейчас у многих компаний есть большая потребность в определенных инновационных решениях, которые пока не представлены на рынке, и мы беремся за их разработку.
Какие решения вы создаете своими силами, а какие приходится покупать у сторонних разработчиков?
Мы предпочитаем инвестировать в технологии, связанные со сбором информации со станков и другого оборудования, потому что разнообразие такой техники очень большое и проще пойти путем партнерства с производителями и сторонними разработчиками. При этом в результате таких инвестиций у нас уже есть собственное производство в Смоленске датчиков для большого набора оборудования. Этим занимается отечественная система «Диспетчер», в которую мы инвестировали в сентябре 2017 года. Есть более высокий уровень IoT-технологий, к которым относятся платформы. В этом сегменте сейчас большая конкуренция, но в данном случае мы предпочитаем работать сами, потому что это ключевая вещь: фактически тот, кто владеет платформой, владеет и технологическим процессом. И третий технологический уровень связан с аналитикой и технологией искусственного интеллекта, в этой сфере мы также ведем самостоятельные разработки, потому что это основное конкурентное преимущество с нашей точки зрения. Среди инициатив в этой области можно назвать наше сотрудничество со Сколковским институтом науки и технологии, совместно с которым мы открыли лабораторию искусственного интеллекта. Также мы работаем с рядом других организаций с целью продвинуть технологию искусственного интеллекта и быть первыми на многих рынках, которые пока еще не заняты. В данный момент мы, в частности, ведем проект по разработке «цифрового советчика» на основе искусственного интеллекта для ПАО «Химпром». Разрабатываем ряд решений для металлургии.
Вы инвестируете только в российские компании?
Мы бы хотели создать международную компанию, мы считаем, что также как в середине нулевых в России появились гиганты IT-индустрии вроде «Касперского», 1C, которые активно продвигаются на международном рынке, также и сейчас при буме мировой цифровизации появятся такие же международные гиганты. Хотелось бы, чтобы часть из них были из России, в частности, мы себе ставим такую задачу. Сейчас по факту основные инвестиции были сделаны в российские компании и команды, с ними проще работать и стоимость таких инвестиций значительно ниже, чем в Западной Европе. При этом если мы видим какой-то интересный продукт, мы готовы работать и с иностранными разработчиками.
На ваш взгляд, нужна ли России единая платформа для промышленного Интернета вещей в качестве некого общепринятого стандарта или это не лучший вариант для развития технологии и рынка?
Я выражу свое личное мнение. Вот представьте себе единую платформу Интернета вещей, что это будет означать? Например, в нее поступает информация с ЖКХ-датчиков, количество которых в течение ближайших лет будет исчисляться миллионами. Одновременно на платформу поступает информация о работе станков на предприятии, которое выпускает ножки от стульев. Мне это кажется очень интересной, но вряд ли реализуемой в ближайшее время задачей. Если такая платформа когда-либо будет создана, это будет очень полезно, потому что мы сможем, в том числе, с помощью искусственного интеллекта получить невероятные корреляции, например, выяснится, что ножки стульев как-то связаны с электровозами, что звучит странно, но на самом деле можно подобрать пример очень конкретный. Сейчас мы видим, что создаются крупные платформы, объединяющие технологические процессы в рамках одного сектора. И это все равно огромная, очень сложная и непонятно, полностью ли технологически реализуемая задача. Видов оборудования и собираемых данных очень много, поэтому пока говорить о единой универсальной платформе рано, как минимум, технологически. На данный момент нет даже узкоспециализированной платформы, к которой подключено хотя бы миллион единиц оборудования, по крайней мере, я затрудняюсь назвать такой пример.
По некоторым данным, на глобальном уровне технологии промышленного Интернета вещей использует 3% предприятий, в России эта цифра в три раза меньше – 1%, почему такая разница?
Здесь все тоже очень сегментировано. Например, у нас есть решения, связанные с мониторингом и анализом станков. Мы проводили исследование и выяснили, что в России 4% станков оснащены нашим оборудованием, это не считая конкурирующие решения. Поэтому в данном сегменте проникновение технологий Интернета вещей составляет около 5%. Если взять область мониторинга энергетического оборудования, то тут можно согласиться с приведенной вами цифрой. В целом проблемы с применением IoT связаны с тем, что на многих предприятиях осталось старое, еще советское оборудование. Оснащать его датчиками не всегда целесообразно. В общении с руководителями предприятий практически все выражают заинтересованность в цифровизации своего производства: наш опрос показал, что только 25% предпринимателей принципиально не готовы к этому.
Вы упомянули про исследование, которое компания проводила своими силами, можете поделиться его результатами?
Так как мы очень много усилий тратим на развитие технологий искусственного интеллекта, мы решили узнать, где на самом деле сейчас применяется данная технология в сфере глобальной промышленности. Как я уже сказал, выяснилось, что потребность в цифровизации выразило большинство руководителей среднего и высшего звена. При этом реальных случаев применения искусственного интеллекта на промышленных объектах пока немного, речь идет о примерно 100 компаниях по всему миру. А самое главное, выяснилось, что больше всего востребованы не нейросети, о которых сейчас много говорят, а метод опорных векторов. Данную технологию компании обычно реализуют своими силами без помощи сторонних специалистов. И началось это задолго до появления «Индустрии 4.0».
А во сколько в среднем обходится цифровизация предприятия?
Это очень индивидуально и зависит от многих факторов: тип производства, какое оборудование уже используется и так далее. Но я могу с уверенностью сказать, что это стоит не безумных денег. Скажем, на станок стоимостью 30 миллионов рублей потребуется оборудование для сбора данных не дороже 400-500 тысяч рублей. В целом стоимость такой технологии не должна превышать 10-15% от цены средств производства. При этом эффективность станочного парка, оснащенного системой мониторинга, повышается в среднем на 15-20%. Для среднего предприятия в 500 станков потенциальный экономический эффект может составить около 730 млн рублей в год дополнительных доходов. Также не надо забывать, что есть программы от разных государственных институтов, в частности, Минпромторга, когда на цифровизацию можно получить существенные кредитные льготы.
А есть ли предприятия, которым цифровизация будет не выгодна или не по карману?
Существуют небольшие производственные компании, которые используют, как мы их называем, «зеленые станки» - старые советские агрегаты, которые часто можно купить по цене металлолома. На них тоже можно установить датчики, но стоить это будет столько же, сколько и для дорогих станков, то есть те же 400-500 тысяч рублей. С учетом этого такому небольшому производству будет сложно получить выгоду от IoT-технологий, и лучше эти деньги инвестировать в рабочее помещение или установку систем кондиционирования, например.
В прошлом году Минпромторг анонсировал проект «4.0 RU» по цифровизации в сфере авиастроения, вы участвуете в данной инициативе?
Мы активно работаем с государством по программе «Цифровая экономика», взаимодействуем, в том числе, с Минпромторгом. Но по данному проекту мы сейчас не работаем. Дело в том, что в проект «4.0 RU» входит три российских крупных игрока из разных индустрий, но там есть еще Siemens. Фактически это будет платформа, где, например, «Касперский» будет отвечать за безопасность, но в целом там все сделано на решении Siemens. Это отличный и очень своевременный проект, но для нас было бы интереснее, если бы данная платформа была бы создана на основе технологий отечественного разработчика.

Все Интервью

Комментарии
Авторизоваться