Георгий Харченко, «ЭР-Телеком»: «Монетизация IoT-проектов складывается по копеечке»

12.07.2019 > 14:07
Георгий Харченко Георгий Харченко
Директор филиала АО «ЭР-Телеком Холдинг» в Санкт-Петербурге
Почему технологии интернета вещей внедряются не так быстро, как ожидалось? Какие заказчики могут получить эффект от сетей LoRaWAN? Когда домофоны смогут узнавать жильцов по лицу? На эти и другие вопросы PRO IoT ответил директор филиала АО «ЭР-Телеком Холдинг» в Санкт-Петербурге Георгий Харченко.
Сети интернета вещей «ЭР-Телекома» уже больше года. На Петербургском международном экономическом форуме в 2018 году глава холдинга Андрей Кузяев говорил, что к концу мая, к моменту проведения форума Санкт-Петербург уже был покрыт сетью LoRaWAN как составной частью проекта по созданию федеральной сети интернета вещей. Как разворачивалась сеть в городе, каковы ее возможности на текущий момент?
Действительно, Петербург полностью покрыт сетью LoRa. Мы создали покрытие очень быстро. Дело в том, что у филиала «Энфорта» в составе холдинга - «черный пояс» по беспроводным технологиям, особенно фиксированным для B2B. Мы использовали при разворачивании LoRa сеть существующих базовых станций, сеть клиентских выносов. Когда знаешь, как работает технология, скорость создания сети – по сути, вопрос количества условных рабочих рук. Поскольку сеть легко и быстро масштабируется, плотность в определенных местах можно повысить. У нас не было цели сразу обеспечить повсеместное покрытие с высокой плотностью. Идея была такая: обеспечиваем доступность в целом, а если понимаем, что нагрузка растет, то очень быстро, в течение дня или двух достраиваем сеть в конкретном месте. Одна базовая станция работает с 3 млн датчиков, а если их число увеличивается или появляются особые характеристики, можно поставить дополнительную. Поэтому сеть мы построили быстро, это заняло около двух месяцев.
Ваша сеть LoRaWAN существует уже больше года, за этот срок можно оценить интерес к технологии со стороны местных заказчиков. Все чаще звучат оценки, что прогнозируемые темпы развития интернета вещей оказались завышенными, его распространение на практике оказывается не таким динамичным, как ожидалось. Вы согласны с такими оценками?

Если посмотреть на ситуацию отстраненно от Петербурга и даже всего бизнеса «ЭР-Телекома», обратившись к мировым прогнозам, то можно увидеть, что они поменялись. В прогнозах теперь больше скепсиса. Почему? Изначально неверно оценили темпы роста. Рынок должен прийти к этим технологиям, привыкнуть к ним. Бизнес-заказчики должны увидеть возможности экономии, повышения эффективности, монетизации. Пока эти процессы идут непросто. Монетизацию в рамках уже запущенных проектов можно увидеть уже сейчас, но она в буквальном смысле распределяется по разным бизнес-юнитам по копеечке, так что общая картина пока не складывается. Таких точек роста должно быть очень много у каждого бизнеса, прежде чем он увидит ощутимый эффект.

Ожидания корректируются еще и потому, что IoT рассматривали как технологию. А на практике оказывается, что это application – приложение. Если его нет, любой датчик оказывается бесполезным.

Какой пример внедрения на базе сети LoRa в Петербурге наиболее показателен в этом смысле?
К таким проектам можно отнести реализованный пилотный проект с «Ленсветом». На его примере мы подтвердили, что способны управлять каждым отдельным уличным светильником, в буквальном смысле сидя в кресле. Поскольку требования к безопасности городской инфраструктуры высоки, при этом используются защищенные каналы, специально оборудованный центр управления, шифрование. В LoRa это «зашито» на базовом уровне. Подчеркну, что можно управлять каждым фонарем независимо от других: включение-выключение, график работы по календарю или в зависимости от освещенности, диммирование, режим «пятна света», когда освещение становится ярче над идущим по улице человеком. К «пилоту» с «Ленсветом» мы шли очень долго и он научил нас, насколько разными могут быть взгляды на использование технологий у поставщика решений и заказчика. Мы смотрим на IoT как на возможность сэкономить, получить новые функции. Но заказчик может вообще про это не думать или думать по-иному. К примеру, в случае «Ленсвета» внедрение умного уличного освещения на базе LoRa не позволит компании получить повышенный тариф от города. На чем же тогда заработать? У «Ленсвета» есть инфраструктура – опоры освещения. Когда светильники на них подключены к сети по старинке, они обесточиваются одновременно – большим рубильником. И если на опору захочет повесить станцию сотовой связи мобильный оператор, придется заводить на опору отдельную электрическую линию. То же касается камер виденаблюдения, точек Wi-Fi, других элементов умного города. Кажется, инфраструктура готова - фонарные столбы есть на каждой улице. И руководство «Ленсвета» прекрасно осознает, какие возможности предоставляют их опоры. Но с обеспечением питания для подключаемых устройств – пока проблема. Ведь линии электропередачи принадлежат не «Ленсвету», а «Ленэнерго», и получается, что зарабатывать на подключении устройств будет вообще другая компания. Наше же решение сразу делает каждую опору объектом двойного назначения: это и фонарный столб, и база для других устройств с независимым питанием. При отключении освещения другие устройства не обесточиваются!
В какой стадии проект с «Ленсветом»?
Пилотный проект длится полтора года. Для такой крупной компании, как «Ленсвет» этот срок – мгновение. Мы к этому готовы, понимаем, что путь будет долгим. «Пилот» запущен на Васильевском острове. Заказчик протестировал наши технологии в режиме эксплуатации со всех сторон, все заинтересованные стороны подписали протокол: тестирование закончено, получены результаты, можно переходить к следующим стадиям. «Ленсвет» убедился, что технологией можно пользоваться, эксплуатационные характеристики отвечают требованиям законодательства. Чтобы распространить решение на весь город, нужны деньги, ведь мы не можем делать это бесплатно. Что будет дальше – посмотрим. Любой госконтракт – это конкурсная процедура, конкурирующие друг с другом участники.
Помимо уличного освещения, какие отрасли вы считаете перспективными с точки зрения внедрений решений на базе LoRaWAN?

Это инфраструктурные проекты. Прежде всего, газоснабжение населения. Все понимают, какая здесь ситуация: раз в квартал случается инцидент, доходит до руин и человеческих жертв. С этим необходимо что-то делать. Есть законодательные инициативы, а у нас есть пилотный проект с использованием IoT-газоанализаторов совместно с «Петербурггазом». Получен определенный эффект, хотя о завершении проекта пока говорить рано.

Есть большой круг потенциальных заказчиков в ЖКХ. Это эксплуатирующие организации жилого фонда и те, что занимаются снабжением теплом, водой, газом. Здесь разговор в основном идет о счетчиках и снижении потерь. В основном, он не миновал стадию осмысления возможностей, но у нас уже запущен коммерческий проект в ЖК «Жемчужина».

Есть и другие направления. Лично я сам большой поклонник проекта «Умная каска». Также считаю, что интернет вещей очень перспективен в B2C – для умных домов. Сейчас китайские производители выпускают умные домашние устройства с подключением по протоколу ZigBee. В этой же нише может быть задействована и LoRa. Надеюсь, компания сможет предложить соответствующие решения. Мое мнение: скоро на этот сегмент переключится внимание крупных игроков, потому что сегмент B2C больше и маржа в нем выше. Домохозяйства нуждаются в безопасности, это базовая потребность в «пирамиде Маслоу». Я сам в восторге от возможностей нашего приложения «Умный Дом.ру». Вот пример. Я нахожусь на работе, кто-то звонит в домофон у меня дома. Мне приходит вызов в приложение. Я вижу, кто стоит перед входной дверью: пришел старший сын, с ним какие-то два странных подростка. Звоню ему: «Кто с тобой?». Он: «Это мои одноклассники». В итоге: я знаю, когда сын пришел из школы и что с ним были два его товарища. Можно перемотать картинку с видеодомофона, увидеть, кто приходил в разное время.

Уже есть истории о том, как видеодомофоны помогают найти злоумышленников. Вот один пример. К жительнице Петербурга пришел в гости приезжий с Северного Кавказа. Ушел из квартиры с ценными вещами. Попал в поле зрения камеры домофона и был быстро задержан.

В целом, как реализуется масштабный проект «ЭР-Телекома» по установке умных видеодомофонов? Какая доля видеодомофонов поддерживает технологию распознавания лиц с элементами искусственного интеллекта?

Однозначно можно сказать, что безопасность парадных, оснащенных такими домофонами, повысилась. Поскольку речь идет о приложении, программном обеспечении, прежде чем сдать его в коммерческую эксплуатацию, мы должны быть уверены в его надежной работе и полном соответствии российскому законодательству. Пока эти две составляющие не будут обеспечены, решение не может быть внедрено. Распознавание лиц связано с персональной информацией. Когда будет найдено решение, как сделать распознавание лиц общедоступным и при этом соответствующим законодательству, технология будет внедрена. К этому надо прийти и обществу, потому что часть людей не заинтересована в том, чтобы их снимали.

Технологических барьеров к повсеместному внедрению этой технологии все меньше. Еще в 2008 году я видел в офисе одного из акционеров «ЭР-Телекома» - Sumitomo Corporation в Токио – как работает распознавание лиц и какое значение японские разработчики уделяли этой технологии. Система Sumitomo уже тогда распознавала пол, возраст и степень внимания. На улицах Токио везде установлены видеоэкраны с рекламой. Идея разработчиков Sumitomo была в том, что можно оснастить экраны камерами и фиксировать пол, возраст проходящих мимо людей, а также сколько из них задерживают взгляд на экране и воспринимают рекламное сообщение. Таким образом можно было предоставлять рекламодателям статистику по эффективности их рекламы.

Говоря о готовности наших видеодомофонов к распознаванию лиц, надо уточнить, что из себя представляет это устройство. По сути, это камера с микрофоном, фиксирующая картинку. Домофон подключен к сети по высокоскоростному оптическому каналу. В реальном времени картинка транслируется в Центр мониторинга. Если там установлены серверы, обрабатывающие информацию, система полностью работоспособна. Иными словами, 100% наших видеодомофонов готовы к технологии распознавания лиц.

У «ЭР-Телекома» есть опыт внедрения платформы умного дома MySmartFlat в новостройке девелопера «Кортрос» в Перми. Предлагаете ли вы аналогичные решения петербургским девелоперам, есть ли подвижки?
Решения предлагаем, подвижки есть, но пока все в стадии переговоров. Мы сейчас предлагаем девелоперам комплексные проекты: можем построить все сети внутри, кабельное ТВ, IP, если надо – можем и проводное радио подключить. Поставим IoT-датчики на все коммунальные сети, можем установить квартирные счетчики, и, конечно, видеодомофоны. Делаем это практически за свой счет.
Есть ощущение, что вы готовы поставлять такие услуги, а клиенты не готовы их внедрять.
Мне довелось во Владивостоке запускать в «МегаФоне» технологию EDGE – она развивалась вместе с сетями GPRS. Сначала у EDGE были единичные пользователи – так называемые новаторы. Им важно попробовать первыми и потом всем об этом рассказать. Число потребителей растет и в какой-то момент наступает взрыв: от новаторов решение переходит на массовый рынок. Считаю, что в оценках объема рынка интернета вещей нет ошибки, просто немного ошиблись с темпами его роста.
То есть вы по-прежнему уверены в перспективах интернета вещей?
Конечно! Был и остаюсь его адептом.

Все Интервью

Комментарии
Авторизоваться