RD
 

Андрей Кузьмич, Cisco: На одного системного специалиста будет приходиться до миллиона IoT-устройств

27.03.2018 > 13:57
Андрей Кузьмич Андрей Кузьмич
Директор по технологиям «Сиско Солюшенз» (Cisco)
В сетях будущего, способных обучаться, адаптироваться и развиваться, по мнению одного из крупнейших мировых поставщиков сетевых технологий Cisco, важнейшее место займет Интернет вещей (IoT). Директор по технологиям «Сиско Солюшенз» (Cisco) Андрей Кузьмич объяснил PRO-IoT, как стандартный Интернет без проблем справиться с данными миллиардов подключенных IoT-датчиков и почему он сам опасается говорящих смарт-устройств.
Когда говорят об Интернете вещей, очень много обсуждают сами вещи — то есть подключенные устройства, но на второй план отходит собственно Интернет. Как Cisco оценивает влияние стремительного роста числа подключенных устройств на сети как таковые, на сетевую инфраструктуру?

Рассмотрим технологические аспекты. Интернет вещей — это, в первую очередь, различные датчики. Многие из этих датчиков и раньше существовали, но не были подключенными, так как  не было идей, как использовать информацию, которую может предоставить конкретный датчик или технологий, позволяющих этот датчик подключить. С появлением эффективных технологий подключения ситуация изменилась. Те датчики, информация от которых была интересна, стали подключёнными, одновременно появилось много новых типов датчиков, передающих интересную для бизнеса информацию.  Для подключения используются в основном сетевые технологии последней мили. Для таких технологий очень важно низкое потребление энергии. Когда датчиков много, их тяжело обслуживать, поэтому они должны быть либо автономными, либо подключенными к электросети. Если они долгое время работают автономно и без электросети, то  должны использоваться технологии low energy и сети, которые им соответствуют. В этом направлении мы работаем только с технологией LoRa. Существует еще NB-IoT, различные варианты PLC (Power Line Communication) - все они активно развиваются.

После последней мили данные с датчиков должны агрегироваться. Здесь Cisco может предложить больше, поскольку речь идет об индустриальном исполнении маршрутизаторов и коммутаторов. Это рынок не только Интернета вещей, потому что по сути то же самое оборудование применяется и в рамках концепции Индустрии 4.0 для модернизации всех производств, где все чаще используются промышленные сенсоры. В этом случае задача снижения энергопотребления не так актуальна, возникают совсем другие вопросы, в основном, связанные с безопасностью. Но и в отношении датчиков low energy вопрос безопасности не менее актуален: доступ к датчикам должен быть защищен, все происходящее должно контролироваться.

Конечные подключенные устройства, как правило, не генерируют те же объемы трафика, что люди в Интернете, если только речь не идет о камерах видеонаблюдения. Датчики генерируют небольшие пакеты, и таких разрозненных пакетов с доведением числа IoT-устройств до тех десятков миллиардов, о которых говорят аналитики, станет совершенно невообразимое количество. Справятся ли сети с этим изменившимся трафиком — дефрагментированным, состоящим из бесчисленных небольших по объему пакетов данных?
Уверен, справятся. Устройства, хоть и исчисляемые миллиардами, не будут сконцентрированы, они будут распределены. Более того, общение датчиков, как правило, заканчивается на агрегационном сервере приложений, который находится достаточно близко к обслуживаемым датчикам. Информация обрабатывается и в виде метаданных передается дальше, уже в проводной среде. С точки зрения полосы пропускания или скорости — пакетов в секунду — я проблем не вижу.
То есть не требуется специальным образом готовить сетевую инфраструктуру на уровне маршрутизаторов, серверов?
Специально готовить инфраструктуру для того трафика, что передают датчики, не требуется. Отдельная инфраструктура, как правило, — это последняя миля. Дальше — стандартный Интернет. Мощности в нем постоянно наращиваются для общечеловеческого потребления, в основном, для видео. Объемы трафика, которые породят датчики, несопоставимы с приростом трафика от видео, под нужды которого  сети и модернизируются.
Тогда поговорим о последней миле. Что из решений для LoRa-сетей вы предлагаете?
Мы предлагаем точки доступа. Сенсоров у нас нет. Если говорить о серверной части, то мы работаем с компанией Actility. Мы предоставляем аппаратное обеспечение и радиоканал, но оно имеет встроенный стек Actility, то есть серверную часть они берут на себя.
Вы замечаете рост интереса к этим решениям на глобальном рынке и в РФ?
Сравнивая с другими направлениями, нельзя утверждать, что они широко востребованы. Интерес есть, но пока он не перерос во что-то значительное. Важно учесть, что я говорю о российском рынке.
За рубежом уже есть примеры развернутых национальных LoRa-сетей, у нас они пока обсуждаются. Почему наша страна отстает?
Инвесторы просчитывают бизнес-кейсы и либо осуществляют их, либо нет. Полагаю, что пока в наших условиях ни у кого не складывается бизнес-кейс. Мне известны LoRa-проекты в РФ, реализованные без нашего участия, но я не могу назвать их масштабными.
Почему не столь активно, как за рубежом, у нас развиваются операторские LoRa-проекты?
Операторы традиционно предпочитают работать в лицензируемом диапазоне, потому что он более предсказуем. То, что происходит с Wi-Fi-сетями, это подтверждает. Думаю, что операторы хотят развертывать не новую инфраструктуру, а использовать ту, что у них уже есть. Поэтому операторы скорее будут смотреть в сторону NB-IoT.
Как Cisco относится к NB-IoT?
Cisco уделяет особое внимание разработке решений, обеспечивающих поддержку маломощных устройств. В частности, в 2017 году компания представила Control Center 7.0 — первую коммерческую IoT-платформу, на которой поддерживается управление IoT-устройствами через сотовые сети, NB-IoT и LTE-M, что позволяет ускорить внедрение Интернета вещей.
В 2019 году ожидается начало разворачивания сетей 5G. Как Cisco к этому относится?
Мы приветствуем любые технологии, которые совершенствуют доступ в Интернет, служат основой для бизнес-идей, которые могут быть реализованы в достаточно большой полосе пропускания. С точки зрения решений, у нас, как и для LTE или 3G, есть ряд продуктов, не связанных с радиочастью, — непосредственно ею мы не занимаемся.
Повторю ранее звучавший вопрос применительно к 5G: потребуется ли специальным образом менять сетевую инфраструктуру не на этапе последней мили, а после нее, для того, чтобы справиться с ростом трафика после запуска сетей пятого поколения?
Специальным образом 5G-сеть конфигурируется только у оператора — это часть, которая является ядром для базовых станций. Она описана стандартами 3GPP. Как только трафик приходит на границу, за которой стоит стандартный маршрутизатор, ничего принципиально нового там не происходит: полоса, качество обслуживания, протоколы маршрутизации, защита. Безусловно, операторы внедряют в опорных сетях инновационные разработки, например, segment routing, но эти инновации применимы для всех типов абонентов. Ничего особенного и специфичного для того, чтобы обслуживать абонентов 5G, клиентов LoRa-сетей или NB-IoT, здесь уже не требуется.
Но операторы до сих пор продолжают инвестировать в расширение LTE-сетей и даже 3G…
Каждый оператор делает собственную оценку возврата инвестиций. Наращивание емкости сети не является чем-то неординарным. Для того чтобы предложить заказчику больше полосы, мы наращиваем опорную сеть. Это общепринятый подход.
Вы в одном из выступлений говорили о лавинообразном росте числа подключенных устройств, который многократно увеличит нагрузку на системных специалистов. Приводили данные, согласно которым, сейчас один системный администратор обслуживает 200 устройств, но Интернет вещей увеличит это число до миллиона…
Миллион — это величина, на которую мы предлагаем ориентироваться, чтобы не наращивать IT-персонал в разы. Соотношение числа IT-специалистов и количества обслуживаемых подключений в организации - усредненная оценка, своего рода бенчмарк.
Что нужно сделать, чтобы не увеличивать численность персонала?
Все больше и больше автоматизировать управление сетями. Нужно сделать так, чтобы новые подключения не требовали никаких манипуляций в отношении конфигурации оборудования. Это то, что мы предлагаем за счет внедрения технологий ISE, TrustSec. Подход состоит в том, что мы описываем политики, которые контролируют подключения. Далее, при подключении любого устройства к сети в автоматическом режиме, запрашивается контроллер политики (можно ли подключить данное устройство). Происходит однократное действие — прописывание устройства на сервере и ассоциирование его с различными политиками доступа. В идеальном варианте, если происходит массовая инсталляция, прямо с производства должно поступать оборудование с автоматически прописанными на контроллере и ассоциированными политиками. В корпоративных сетях это делается в рамках платформы ISE, с помощью контроллера доступа в сеть. При этом ведется учет оборудования в сети — либо вручную, либо на этапе отгрузки. Устройство при подключении  «называет» себя и автоматически заносится в протокол. Человеческое участие при подключении минимизируется. Если полноценно внедряется наша интеллектуальная платформа, то участие человека требуется лишь единожды; — для прописывания нового устройства в репозитории оборудования.
Вопрос, выходящий за рамки корпоративных сетей. Говоря об Интернете вещей, многие эксперты продолжают сетовать на «хаос протоколов». Ваши коллеги из Cisco, комментируя ситуацию с многообразием протоколов и IoT-платформ во время форума Cisco Connect – 2017, заявили, что компания исходит из сохранения «хаоса протоколов» в течение ближайших лет и будет предлагать решения с использованием всех протоколов, востребованных у клиентов. Прошел год. С вашей точки зрения, что-то изменилось?
Я не считаю, что мы наблюдаем хаос. Есть многообразие протоколов, и это хорошо. Каждый должен применять то, что ему подходит в его бизнес-кейсе. Сколько нужно протоколов — определяет рынок.
Говорю не о корпоративном рынке, а о потребительском, где чуть ли не каждый день появляется новость о том, что компания А продвигает платформу В с собственным семейством протоколов. Это же касается интерфейсов управления, включая голосовые.
Потребитель покупает готовое решение, ему все равно, какие используются протоколы. Если новая компания пытается выводить на рынок инфраструктурное решение, то, думаю, перспектив у нее нет. Кончится венчурное финансирование, и она умрет. Этот процесс не остановить. Не верю, что новые протоколы на уровне инфраструктуры будут иметь долгий жизненный цикл. Но если кто-то разработал конечное решение, интересное потребителю, то, повторюсь, ему все равно, что у него внутри. Это решение используется в пределах дома или дачного участка. Тогда какая разница, сколько у нас протоколов?
Когда в каждом доме будет не одно устройство, а несколько, и люди начнут объединять их в системы умного дома, «хаос протоколов» будет препятствовать их взаимной совместимости.
Люди делают это по-разному. Есть те, кто любит делать все самостоятельно, они применяют решения, которые позволят им построить умные дома на базе стандартных протоколов и разнообразии производителей. А есть те, кто покупает камеру от компании А, а потом  и датчик от того же производителя А, и все остальное у него будет от этого производителя потому, что ему дизайн понравился и функционал устраивает. И не будет он смотреть по сторонам, чтобы купить что-то у кого-то и потом интегрировать. Закрытые решения различных производителей — когда у вас есть камера и вы скачиваете для нее приложение на телефон — до сих пор доминируют в домашнем секторе. Я не вижу особых проблем в существовании двух подходов.
Это потому, что вы технический директор одной из крупнейших технологических компаний...
Почти во всех домах есть Wi-Fi. Те, кто особо не озадачен технологиями, просто покупают камеру или температурный датчик  c Wi-Fi-подключением. Я, хоть и являюсь техническим директором, знающим, что есть разнообразные стандарты и основанные на них варианты самостоятельного построения умного дома, использую дома температурную станцию Netatmo – потому что это просто и удобно и мне пока не нужен полноценный умный дом. При этом у меня есть знакомые, которые всем этим занимаются, потому что им нравится. Один из них сделал систему автоматического полива, он сам пишет приложения, провода дома прокладывает. 
А я просто температуру меряю удаленно. Камеры не использую.
Как вы относитесь к голосовым интерфейсам?
Я лично отношусь очень скептически — с точки зрения безопасности. Если есть микрофон в устройстве, я не знаю, что он слушает. Я бы не хотел, чтобы он слушал меня. Поэтому у меня подобных вещей нет. Все голосовые помощники у меня выключены.
Умную колонку Amazon Echo не будете покупать?
Нет. Но это не значит, что ее не попросит моя дочь, которая захочет, чтобы «колонка спела ей песенку».
Будете отговаривать дочь, если попросит?
Пока я отношусь к этим устройствам очень осторожно.


Все Интервью

Комментарии
Авторизоваться